FREDOMDANCE STORIES
"Я чувствую себя папой freedomDANCE.
Алекс его родил, он - мать. А я - отец, я поддержала."
Интервью с преподавателем медитации в танце Натали Цирлиной
про путь к танцу, кино и динамическое самоуправление
Мы встречаемся у памятника возле метро Краснопресненская. Монумент представляет собой скульптуру молодого рабочего, держащего в руке гранату. Его бесстрашный и воодушевленный взгляд сулит стране большие перемены. Переходим через дорогу и устраиваемся в уютном кафе "Простые вещи".

На салфетке из крафта: «Кушайте, не стесняйтесь», «Садитесь, выпейте вина». На стеклянной стойке при входе надпись: «В таком случае я выскажу все, что у меня на сердце». Заказываем какао и фирменный тыквенный суп.

Днем раньше мы танцевали на Арбате, где Натали в партнерстве с Сережей Зимаковым и Алексеем Кузьминым больше трех лет по понедельникам ведет регулярный класс freedomDANCE "Формы и содержание". Много лет Натали организует семинары Алекса Свободы в Москве и Турции, участвует в управлении школы медитации freedomDANCE.

За окном хлопьями кружится первый в этом году снег.

Елена Старжинская
автор проекта
Живые Люди
Зачем ты пришла в танцы?
Помню этот момент. Это было уже после папиной смерти. Я сижу и думаю: "Чего я вообще в жизни в этой хочу?" И поняла, что хочу танцевать. Осталось это недоделанное, недоеденное.

Маленькая я занималась бальными танцами в детском садике. Потом все прекратилось, потому что маме лень было возить. В школе немного занималась классической хореографией, русскими народными. Мы ездили выступать перед иностранцами - в пионерских галстуках. Самое прекрасное было сбежать со сцены в зал. Мы иностранцам дарили значки, а они нам дарили за это жвачки и вкладыши.

Я искать в интернете, какие бывают танцы - самбы-зумбы, джаз-фанк, хип-хоп, джаз-модерн. Мне было дико страшно, потому что я помнила детство. Я танцую и вся семья восхищается: "Как Наташа танцует! Как она прекрасно танцует!"

Очень хорошо помню момент, когда уже в тинейджерстве я заметила на дискотеках, что люди стали ходить в секции и уметь танцевать брейк-данс или что там еще было в то время модно. Вдруг я поняла, что я уже не танцую лучше всех. Они танцуют лучше, я так не умею.

Долгое время я очень скучала по танцам, но так и не решилась начать заниматься.
У тебя была в детстве любимая сказка?

Да. Про Феньку. Я заставляла бабушку читать мне каждый вечер. Одно и то же. Она читает, сама засыпает, пропускает полстранички под шумок и я ей: "Так! стопэ. Пропустила. Вернуться и почитать как следует." Я знала наизусть эту книжку.

Мужчина нашел эту девочку на улице. Ее звали Фенька. Она была вся грязная, питалась гвоздями. Очень вкусные. Ей надо было приносить ящики гвоздей. Книжка от лица этого мужчины, который все время в шоке от того, что она творит. Она съела его книги. Была она шабутная и прожорливая, но он ее любил.

Как ты попала на freedomDANCE??
Я дружила с Алексом (создатель школы freedomDANCE - прим. автора) и однажды он меня, как режиссера, позвал снять ролик о том, как он ведет занятия. Я пришла и влюбилась в эту практику.

Меня покорило, как Алекс показывал цикл. Насколько он это делал честно и сколько в этом было жизни. Я видела, что он как-то очень откровенен перед нами - это сильное было впечатление.

Я же его знала, мы дружили много лет. Но, мне кажется, у нас никогда не было такого откровенного разговора один на один, как то, что он делает перед группой из десяти незнакомых людей. Настолько откровенно.

На freedomDANCE у меня щелкнула эта штука - что я танцую так, как тогда, когда была совсем маленькая. Это чувство. Особенно в завершении, когда музыка замедляется. Я словила тот же кайф, который у меня в детстве был, когда всем нравилось.

Когда я только пришла, по привычке я пыталась танцевать красиво. А потом вдруг поняла, что можно делать дурацкие движения, танцевать любую корявую коряку. И это такое счастье.
"На freedomDANCE у меня щелкнула эта штука— что я танцую так, как тогда, когда была совсем маленькая"














А как же твоя мечта о джаз-модерн?
Сбылась. Получилось так, что на одно из занятий пришел наш с Алексом общий друг. И сказал мне: "Пошли со мной, я хожу на диско и джаз-модерн." Диско - это весело и просто, а джаз-модерн - это сложно, но очень красиво. И я пошла. На джаз-модерн, контемпорари и классическую хореографию.

Я занималась параллельно. Одно обогащало другое. Классическая хореография - это, когда ты стоишь у станка и очень правильно делаешь движения. Джаз-модерн это отказ от канонов, создание оригинальных пластических форм. Там я набирала телесный вокабуляр. Потом приходила на freedomDANCE и экспериментировала со всем этим. Тело же запоминает. Для меня было здорово, что было и одно и другое - техника и свобода.
Что это такое телесный вокабуляр?
Набор движений, разнообразие. Когда мы танцуем, у нас есть некоторые паттерны. На учительском курсе freedomDANCE, было упражнение - надо было в танце изобразить кого-то из танцоров, а остальные угадывают, кто это. У каждого человека есть типичные, характерные движения. Это не плохо, это чудесно, это тоже наша уникальность. Но есть еще что-то. И дверь туда очень физическая - что-то меняется в мозге из-за того, что ты сделал что-то по-другому телом. А от этого меняется и в жизни.

Приезжала как-то Эмма Робертс, преподавательница Пяти Ритмов - и сказала мне: "Я замечаю, что когда ты танцуешь, у тебя руки все время впереди. А сзади тоже пространство есть, ты когда-нибудь руки назад двигаешь?" Для меня это был взрыв целой вселенной - можно танцевать руками назад.

Это вскрыло для меня новую планету. Это не о правильном, а о вариативном. Я не только красным и зеленым рисую. Ведь даже серый бывает серебристым, пепельным, стальным, сизым, свинцовым и угольным.
А что делать тем, у кого нет этого вокабуляра?
Слушать свое тело и танцевать в свое удовольствие.

У нас на freedomDANCE можно танцевать как угодно, нет правил, нет ничего правильного. Да, мне кайфово от доступного мне разнообразия способов выражения телом, и в этом моя сила, как преподавателя, я этим могу делиться. Но для свободного танца это все не обязательно. Прелесть нашей практики как раз в том, что приходи любой, без малейшего опыта в танце, любого возраста, комплекции и физической формы - и танец тебя найдет. Уметь ничего не надо!
Во freedomDANCE каждый танцует сам с собой?
В танце мы используем три ресурса - собственное тело, пространство и люди вокруг. В этой практике много внимания уделяется взаимодействию с другим.

Есть одна история. Ее Сережа (Зимаков) любит рассказывать. Мы с ним встретились в танце и начали танцевать стопами друг с другом. И это настолько было наполнено, что у меня было ощущение, как будто мы учимся заново ходить. Настолько был осмыслен каждый шаг.

Сережа потом сказал, что он почувствовал что-то похожее, но подумал, что сошел с ума и больше никогда сюда не придет, потому что это бред и безумие. Когда я в завершающем кругу его поблагодарила за этот танец (назвав его, правда, при этом Витей), он вдруг понял, что не сошел с ума, что есть еще кто-то, кто точно также это ощутил. И он остался.

У меня все началось через это. Не столько про себя, сколько про других. Мне кажется, какое-то время мне было интересно прийти, чтобы взаимодействовать с другими - я очень партнерский человек. В детстве, я помню, это ощущение было, когда на семейных праздниках мы танцуем и у нас что-то случается с сестрой, рождается тот самый танец, соединение в танец.
Как тебя изменил freedomDANCE?
Стало больше осознанности в своем теле и внимания к тому, что внутри.

Когда мы снимали первый фильм про freedomDANCE, ко мне подошла Яна Дидигова и сказала:
- Натали, твой танец очень изменился.
- Как?
- Тебе стал интересен ТВОЙ танец. Раньше казалось, что тебе интересно только то, с кем ты танцуешь. А теперь я увидела, что тебе интересно самой с собой.

И это правда. В какой-то момент мне стало настолько любопытно, что происходит в моем теле, это стало увлекательным путешествием.
Кто ты по образованию?
По первому образованию я переводчик и преподаватель английского языка. Какое-то время работала на телевидении режиссером трансляции, довольно административным человеком, там не было творчества. И задумалась в очередной раз про пустоту жизни и что я хочу в ней, чем хочу заниматься. У меня была паника по поводу того, что надо идти и находить свое дело.

Помню, мне было лет пять, мы с папой шли, и я спросила: "Папа, что такое коммунизм?" Он мне ответил: "Коммунизм - это когда не будет денег. Все будут просто приходить в магазин и брать, что хотят, и работать просто без денег." Я впечатлилась и спросила: "Да? И ты бы работал без денег?"

Он тогда работал "на ящике" - был инженером, как все, только в засекреченном бюро. И подрабатывал журналистом на фрилансе. Он задумался и ответил: "Ну вот на ящике я бы, наверное, не стал бесплатно. А писать бы стал и без денег»

Папа у меня был журналист. Очень умный, интеллектуальный, начитанный. Пусти его в игру, где вопросы на эрудицию задают, он бы выиграл. Когда я приносила ему свои сочинения, он читал и говорил: "Ммм... очень посредственно."

То же самое сочинение читали в школе на уроке, как лучшее в классе. Но мне же важней было, что он сказал.

У меня тогда зафиксировалось, что надо какую-то такую работу найти, которую я бы хотела делать и без денег. Я искала.

Когда ты заканчиваешь школу, выбираешь себе ВУЗ и ты же вообще не знаешь эту палитру. Какие варианты? Может есть такие профессии, как, например, инженер-подводник, а я живу в Москве, что я знаю? В кого дети играют в детстве? Врач? Учитель? Повар? Учительница? Космонавт? Я играла в детектива. Насмотрелась "Место встречи изменить нельзя" и расследовала все.

Я думаю было бы здорово, если бы была телевизионная передача "Профессии мира" Где этот перечень? Сейчас, наверное, уже есть. Тогда не было. Я искала-искала и подумала, что, наверное, мне интересно кино. И пошла учиться на режиссера.

Когда мама была беременная, папа достал абонемент на кинофестиваль. Мама рассказывала, как она с животом, душно, запахи, а все равно надо ходить на фестиваль, как на работу. В общем, на большом сроке беременности, она вместо того, чтобы по паркам гулять, сидела в душном зале и смотрела кино. И я подумала - наверное, это все тогда и записалось. Такая была у меня теория.

Я три года отучилась на документалиста в ГИТР. В итоге сняла я только один документальный фильм - про коллекционеров икон.
Почему один?
Папа ушел в 2008 году и перед смертью нашел мне этого клиента. Это был его друг. У них планировалась выставка в Пушкинском музее "Иконы из частных коллекций". Нужен был фильм, чтобы крутить его в музее. Я сделала. А дальше не пошло. Наверное, я подумала, что недостаточно талантлива в этом направлении. Мне не хотелось идти в рекламу, в телевидение, не хотелось идти в сериалы - хотелось высокого искусства. Но я не Тарковский.

Или надо уметь пробиваться локтями. Был момент, когда я попала в киношную тусовку. Я пошла переводчиком к иностранному оператору и со всеми познакомилась. Поработала на съемках хлопушкой и переводчиком и, в принципе, можно было двигаться дальше.

Путь в кино какой? Или ты звезда. Или богат - просто снимаешь кино на свои деньги и возишь его по фестивалям. Или ты идешь по ступенькам. Один мой однокурсник - сначала был ассистентом там, ассистентом сям, потом ассистентом Михалкова, теперь сам снимает.

В-общем, была возможность зацепиться. Но в тот момент, ко мне обратились сразу несколько клиентов с просьбой заниматься английским. Их было столько, что это был full time work.

Я понимала, что это развилка. Мне налево или направо. Либо я иду за тем, чего от меня хотят - и это легко. Клиенты сами идут в руки, платят хорошие деньги - сиди дома и преподавай. Я люблю преподавать. Для меня английский тоже очень творческий процесс. Либо надо было через дискомфорт пробиваться в режиссера.

Я выбрала английский. Поняла про себя, что я не полководец. Режиссер это тот человек, который встал и сказал: "За мной! Я знаю что и как делать." А я человек очень сомневающийся.

Хотя сейчас когда занятия веду, я же тоже говорю "За мной. Делаем упражнение". Но тогда у меня еще этой мышцы не было.
Как ты превратилась из ученицы и танцора в преподавателя?
Сначала я превратилась из танцора в организатора. Алекс попросил меня помочь с организационными вопросами - встречать участников и прочее. Я согласилась помочь другу. А потом хитрый Алекс как-то незаметно стал меня представлять всем: "Это Натали, мой организатор"

А преподавателем я стала за компанию. Мы несколько лет занимались в постоянной группе Алекса "Близкие люди". Когда Алекс в 2015 году задумал первый учительский курс, на него записались Леша и Сережа и уговаривали меня тоже с ними поехать учиться. У меня никогда не было самостоятельной идеи, что я стану преподавателем. Я скорее через отклик пошла.

Уже гораздо позже я осознала, что это дело мне очень даже знакомо. Больше 12 лет я переводила тренинги с большим количеством участников, и как переводчик, очень хорошо знаю, что значит держать группу, пространство, как важно присутствие. Оказалось, что у меня есть уже какой-то опыт в этой сфере и можно его перенести в преподавание. Ну и просто делиться тем, что я очень люблю.
"Когда Алекс в 2015 году задумал первый учительский курс, на него записались Леша и Сережа и уговаривали меня тоже с ними поехать учиться."
Какой ты преподаватель?
Я очень телесный преподаватель.
Что значит очень телесный?
У кого-то психологическая база, и в этом их сила. Кто-то хороший рассказчик - они вещают. Я ни то, ни другое, зато тело натанцованное. Я работаю не словом. Мне надо выйти на танцпол, подвигаться с группой и я этим больше дам людям.
Каков твой стиль, как у преподавателя?

Мягкий. Хотя я люблю контраст. Я это и в музыке делаю. Иногда я играю плейлист и думаю - что же я такое творю? Кто-то из одной мелодии плавно переводит в другую, и вся сшивка незаметна. А мне нравится херачить ду-ду-ду-ду!! - аля-ля-ля. На стыке контрастов.

Контраст дает остроту ощущений. У станка - структура. Во freedomDANCE - свобода. Как говорят: "А математику затем учить следует, что она ум в порядок приводит"

Правда, когда я приходила после freedomDANCE на классическую хореографию, бывало так. Я прихожу к станку, а преподаватель мне говорит: "Ты что такая разболтанная? Встань прямо!"
Я настолько была отпущена в танец, что мне трудно было после freedomDANCE к станку.


Сейчас ты уже чувствуешь в себе мышцу полководца или все еще сомневаешься?
Мы недавно разговаривали с Алексом. Я ему жаловалась в очередной раз, что я недостаточно умная.

На что он мне ответил: "Дорогая, it's irrelevant. Ты работаешь с людьми из другого места, тебе для этого мозги не нужны. Тебе не надо быть умной, чтобы давать то, что ты даешь. Поэтому нет вопроса - умная ты или нет. Это не важно."

И я немножко выдохнула.
Какая она, работа не умом?
Мне нравится, что freedomDANCE это все-таки это процесс сотворчества. Есть два пути. Можно идти за группой. А можно увидеть или почувствовать что-то за тем, что проявлено.

Я вчера увидела. То, как вы двигались это было очень круто. У меня было заготовлено упражнение на развитие телесного ощущения. Но я поняла, что оно не нужно, что вы уже это делаете. Какой смысл на это упражнение давать, когда уже все происходит.

Но каждый раз, когда я предлагала какую-то встречу, я видела, что что-то мешает. Я не могла понять что. Вы так глубоко в ощущениях внутри. А снаружи? И я подумала - ок, исследуем это. Что мешает близости? Я думаю, возможен прорыв или нет? И дала другое, незапланированное упражнение. И оно сработало - во втором цикле уже было намного больше встреч, даже без моего приглашения.

Прислушиваться - вот что важно. Бывает, что какое-то действие ты делаешь не из логики, не из эмоций, а из какого-то Знания. Иногда это дискомфортно. Но в моменте я Знаю, что надо вот так сказать или сделать.

Вчера на занятиях это было. Мне было дико страшно делать то, что я сделала. Это очень сильно ломало то, что было запланировано, с точки зрения, в том числе, хронометража. Я понимала, что если я сейчас сделаю это упражнение, это займет минимум 20 минут, а мне дальше еще целый цикл играть и нужно вовремя выйти из зала. А цикл сыграть наполовину нельзя. Это решение много чего за собой влекло чисто технически, а у меня это не было подготовлено.

Было страшно, но сомнений в тот момент не было. Наверное, это одно из того, что мне нравится в преподавании freedomDANCE. Я иногда сижу и думаю: «Ничего-то я не знаю, эдакая я тупая" А потом говорю себе: "Наташ, ну ты же знаешь. Ты придешь и что-то включится. И все случится"

Ни разу не было, чтобы не включалось и не случалось.
Но ты же не только ведешь занятия, ты же еще ведешь и саму школу, ты ее сооснователь или как? Там ты тоже работаешь не умом?
Я чувствую себя папой freedomDANCE. Алекс его родил, он -- мать. А я -- отец, я поддержала.

Так отцы делают. Сначала им вообще не понятно, что это. Мама в первые годы с ребенком. Есть эта связь и ребенку больше ничего не надо. А со временем появляется третья фигура отца. И через отца ребенок учится тому, что вообще есть мир.

Я очень люблю общаться с людьми. Я только сейчас понимаю, что это была работа организатора - но тогда я просто из собственного сердца писала людям. Вот мне понравился Вася и я ему писала: "Привет! Ты придешь танцевать?!" Не потому что я, как организатор, хотела клиента зазвать, а просто потому что мне хотелось с ним еще раз потанцевать. Вот я ему и писала. И также еще двадцати людям. И они приходили.

Я это делала не с тайной целью их заманить на танец, а потому что мне реально хотелось еще раз с ними встретиться на танцполе. Я помню, когда Алекс сказал, что поставит мой телефон на флаер, я очень гордилась, что любой человек, который мне звонил, приходил на занятие. Не было человека, который бы позвонил и не пришел на танцпол. Чего-то я говорила такое или так, что он приходил. И я этим очень гордилась. Мэджик.
100% конверсия.
Да. Мне кажется, что сейчас я уже так не умею. Хотя мне сейчас уже и не звонят. Кому они, интересно, теперь звонят? Наверное, теперь просто видят на сайте и приходят. Сейчас другой мир. Раньше было все иначе. Алекс приезжал раз в месяц и надо было попасть в этот день. А сейчас ты можешь ходить хоть каждый день. И это двухчасовые занятия. Это просто.

Когда учился наш выпуск, мы не танцевали на двухчасовых занятиях. Мы танцевали всегда семинарами. Мы начали с семинаров и только их и знали. Что такое двухчасовое занятие, мы не представляли.
"Я чувствую себя папой freedomDANCE.
Алекс его родил, он -- мать. А я -- отец, я поддержала."

Как появились двухчасовые занятия?
В странах, где есть преподаватели, живущие там, где они работают, есть регулярные классы. Это мягкий вход в практику, это очень правильно.

Это не напряжно. Потому что покинуть семью на целый день и заплатить существенную сумму денег не каждый способен, а двухчасовой класс это легко и недорого. Регулярность очень полезна, это хорошо для тела. Раньше ее не было по техническим причинам. Потому что Алекс жил и по-прежнему живет в Лондоне. И он был один. А теперь нас - преподавателей - много и есть возможность вести регулярные занятия и подменять друг друга.
Как управляется школа?
У нас динамическое самоуправление. Мы все совладельцы школы. Участником школы может быть преподаватель или человек, который другим способом как-то работает на развитие школы. Прям коммунизм.
Что значит быть совладельцем школы?
Это значит, что мое мнение считается. Что принимаю участие в принятии решений. Что не кто-то один главный говорит "мы делаем так", а я, как представитель круга, могу высказать свое мнение. Или если я не представитель и я избрала кого-то, как депутата, я могу этому человеку, которого я избрала сказать: "Слушай, ты там в кругу, скажи то-то и то-то" Могу повлиять на решения - это сотворчество на всех уровнях, финансовых и идейных.
Насколько активно учителя школы участвуют в самоуправлении?
По-разному - кто-то больше, кто-то меньше. В какой-то момент я настолько устала от организаторской работы, что я меньше участвовала. А сейчас я немного отдохнула и опять вошла в круги, мне захотелось с фондом' работать.
' Основным постулатом школы freedomDANCE является то, что каждый, кто хочет танцевать, должен иметь такую возможность. В школе существует благотворительный фонд поддержки, который оплачивает занятие для тех, кто не имеет финансовой или физической возможности.
Что происходит такого на занятиях freedomDANCE, чего нет в социальных танцах?
Какие-то смываются слои на занятиях. Лишнее уходит. Как душ для мозгов. Потому мы и медитацией называемся, что чистимся от шелухи ментальной.
Что самое любимое для тебя во freedomDANCE?
Последняя часть цикла, эфир, где движение как в замедленном кино. Наполненное, с дыханием, и такое... Само собой случающееся... Свободное от всего.
Чему научил тебя танец?
Слушать. Себя прежде всего. И других. И Бога в танце лучше слышно, прозрачней, ясней. Ты вот спрашивала, почему я перестала снимать кино. В том то и дело, что фильмами я бы что то говорила миру, а преподаванием свободного танца и танцуя, я мир СЛУШАЮ.
Follow Natali on Facebook and join her freedomDANCE classes

Автор фото: Георгий Будо
Разговор с Натали состоялся 27 ноября 2018 года.

Об истории создания школы и структуре управления по принципам динамического самоуправления мы поговорили подробно с Алексом Свободой.
Читайте об этом во втором интервью цикла "freedomdance stories". Уже скоро.