FREDOMDANCE STORIES
"Работа по демистификации
свободного танца не завершена"
Интервью с основателем школы медитации в танце "freedomDANCE"
АЛЕКСОМ СВОБОДОЙ
про школу, социократию и темный ретрит
Дело было в ноябре. Алекс только что приехал из родного города Ярославля, где держал на руках новорожденную внучатую племянницу. В утро ее рождения на востоке занималась невероятная по красоте заря. Девочку назвали Авророй.

Мы разговариваем на кухне. Алекс медитативно режет салат и варит кофе по-турецки. По кухне он перемещается как по танцполу, плавно и ритмично. Мерный стук ножа о доску и плавание Алекса по пространству наводят на меня легкий транс. Непроизвольно встраиваясь в ритм, достаю свои сокровища - диктофон, микрофон-петличку, айфон с направленным микрофоном. Алекс задумчиво смотрит на девайсы и произносит: "А ты не знаешь какую-нибудь программу для расшифровки аудиозаписей? Я позапрошлой зимой просидел 21 день в темном ретрите и записал гору материала для книги. Вот бы расшифровать."

Я нажимаю на REC.

Елена Старжинская
автор проекта
Живые Люди
ТЕМНЫЙ РЕТРИТ
Как это было технически?
Я сидел в комнате, обнесенной тремя слоями стен и коридоров, так, что туда не проникает свет. Один. Мне приносили совсем мало еды - молоко, специальное масло с лекарствами и аюрведический джем. Раз в день приходил доктор на пять минут, чтобы проверить, как у меня дела.

Он не поддавался ни на какие мои хитрости. Вдруг в темноте у меня проснулся интерес к индийской культуре, я его пытался вывести на разговор. Но доктор отвечал всегда одно и то же: "Выйдешь, поговорим."
Какое самое сильное впечатление ты испытал, проходя темный ретрит?
Я на своей шкуре испытал, что подо всем есть любовь. Я вдруг это понял - не умом, не через разговор и даже не через танец, а просто сидя в темноте наедине с собой. Понял и просто часами плакал. Как мой племянник плачет от рождения ребенка. Вспоминал всех людей в своей жизни - тех, кто ушел или еще здесь - и меня переполняла благодарность.

Я не ожидал, это произошло спонтанно и сразу, в первые дни. Открылся какой-то источник. И одна из моих практик - вспоминать об этом. Когда я с кем-нибудь ссорюсь, я вспоминаю: "А что я думал об этом человеке, сидя там?"
Ничего, кроме любви, прощения, принятия.
Что ты там делал?
Классически там положено читать мантры. Я выучил две, но у меня был свой дизайн.

Незадолго до ретрита мне друг подкинул книжку Карлоса Кастанеды. В ней был описан ритуал рекапитуляции - проживания заново своей жизни с целью привнесения осознанности туда, где ее не было, когда мы жили на автомате. Традиционно рекапитуляция проводится именно в темноте. Этим я и занялся. Вспоминал свою жизнь от начала до конца и записывал на диктофон. Теперь это все лежит у меня, не знаю зачем. Пришло много идей. Я говорил друзьям, когда туда уходил: "Не удивлюсь, если даже там у меня не будет достаточно времени" Так и оказалось, я был очень занят.
Сложно было?
Чем ближе к концу, тем сложнее. Я был злой, нервный. Последние дни меня посещали искушения. Дня за три до конца, я почти убедил себя, что можно взять и выйти раньше срока. Ведь это же свобода - захотел и вышел. К счастью, был и другой голос, который говорил: "Окей, положим это на полочку и посидим еще три дня, как положено"

Доктор в какой-то момент сказал: "Ты так хорошо сидишь, у тебя все так хорошо получается, давай добавим небольшой вызов." И перестал приходить.

Кажется, ну что такого - всего пять минут в день? Но я пережил бурю эмоций. Я сам согласился, но как только он ушел, дверь закрылась, я понял: "Боже, я отказался от самого ценного, что у меня здесь есть! Зачем я это сделал? Зачем он мне это предложил?!" Но потом как-то я смирился и с этим тоже.

Я думал, что все пойдет по нашему циклу - сначала будет открытие, потом трансформация, может быть болезненная, а потом свобода, благость, подготовка к выходу. Но все пошло не так. На самом деле, свобода наступила только с выходом.

Перед самым выходом, я заснул под звуки дождя. Дождь - редкость в этот сезон, это был первый дождь за все время, что я провел в темноте. Я вышел, была такая свежесть, все пахло. Я чувствовал разницу запахов между двумя деревьями. Это был подарок. Дождь, свежесть. Свобода вштырила, конечно.

Сложно сказать, что за паттерн был. Благостного начала я не ожидал и оно оказалось главным для меня. Что это есть. Что с этим можно всегда соединиться. Даже потом, когда мне было тяжко, я садился и вспоминал, что на самом деле под этим, что за этим. Получается сначала дали ресурс и на нем проехал. И сейчас еду.

Такие простые вещи. Но когда ты сам проживаешь их, это как-то по-другому. Из этого опыта родился семинар "От страха к любви". Мне стало очень очевидно - все, что возникает на поверхности, порождается в той или иной форме страхом - события, люди. А под этим все равно любовь. Можно туда нырнуть. Или хотя бы постепенно спуститься.
21 день, без еды, в темноте - практика на грани. А во freedomDANCE приветствуется позволение: "если вам хочется полежать - полежите". Как это связано?
Наверное, это отражение нашего национального российского характера. У нас очень ярко выражены полярности. Вот я приехал сейчас из Ярославля. Я смотрю на эти лица - как Земфира поет "эти серые лица"- и я знаю, что каждое это лицо придет домой - это душевный прекрасный человек. Если они со мной познакомятся, они для меня могут что-то сделать такое, что ни один человек в мире не сделает. В нас как-то уживаются эти две противоположности.

Наш климат - плюс сорок летом и минус сорок зимой. Нормально, все работают. Жалуются, но ничего. И я все больше наблюдаю, что во мне это тоже есть. Экстремальное ограничение, потом экстремальная свобода. Наверное, как в шаманских традициях говорят, каждый несет свое лекарство.
Мое лекарство - это легкость.
Для чего-то мне нужно было посидеть там, чтобы понять, что я это могу. Меня все спрашивают "Зачем? как ты решил?" Я не решал.

Я был в той же аюрведической лечебнице, в которую езжу каждый год. Молодой доктор Сриджит сам прошел 35 дней такого ретрита. Задокументировав все, измерив физиологические параметры, убедившись, что древняя технология работает, он решил построить такую комнату у себя. Провел нам экскурсию. Это была жуть - вода на цементном полу в темноте, провода. Я боялся, что нас всех убьет током. Но он с таким восторгом рассказывал, что я ощутил, что мне сюда надо. Я не размышлял, я просто почувствовал, что сделаю это.
"Я на своей шкуре испытал, что подо всем есть любовь"
КНИГА
Книгу там не написал?
Да много я их пишу, этих книг.

Перед темным ретритом у меня стало болеть бедро и было неясно, в чем проблема. Я не мог танцевать и даже с трудом мог ходить, я стал прихрамывать. Я не страдал по этому поводу, просто ясность возникла, что надо искать что-то новое. Но что? Вот была карьера - я был ученым, потом я был аналитиком и менеджером в бизнесе, потом танцевал семь лет.

У меня не было хобби какого-то, в которое я мог бы резко кинуться от танцев. Я туда зашел с мыслью - что следующее? И буквально в первые два-три дня мне пришел очень странный ответ. Я не знаю, когда он реализуется, но по всем признакам - мне нужно писать.

Понимание сложилось по двум косвенным знакам.

Первое - все мои предыдущие карьеры я превращал свое хобби в свою работу, и тогда оно катило. Я стал думать - какие у меня хобби? У меня не осталось хобби. Тогда я стал спрашивать себя, что такое хобби, то есть я включил свой логический ум. Хобби - это когда что-то делаешь, не ожидая зарплаты или какого-то результата. Стал думать, что я делаю? И единственное, что я смог вспомнить, это то, что я каждое утро пишу по полчаса. И уже порядочно лет. Никто меня не заставляет, и это уже устоявшаяся практика. Думаю, неужели это?

Потом я сообразил, что помимо того, что это было мое хобби, всегда был какой-то вестник - человек извне. Меня самого не допирало до этого. Все мои успешные проекты начинались, когда кто-то мне приходил и говорил: "Тебе нужно сделать вот то-то". Значит кто-то должен придти из моего окружения и сказать: "Алекс, тебе нужно писать". И тут до меня доходит, что в моем близком окружении есть такой человек Инна Гуляева. Она мне чуть ли не выворачивает руки и на каждый мой, как мне кажется, тупенький и наивненький пост пишет "Алекс, как хорошо ты пишешь, пиши больше, в конце концов ты напишешь книгу". То есть она настойчиво, без особой реакции с моей стороны, тычет меня носом в писательство.
А что с танцами?
Там же в ретрите я задал себе вопрос - что же делать с танцами, с freedomDANCE. Как так бросить? Мне пришел ответ, что я могу продолжать вести семинары, но должен резко снизить их количество - не больше 11 выходных на выезде в год (до этого я проводил 30-35 семинаров в год). Мне нужен дом и более оседлый образ жизни.

И так я провел один год. И еще один. Это сработало - я стал лучше себя чувствовать физически, мне нравится быть дома. К тому же я сильно вложился в Россию и Украину - энергией, временем, деньгами - и совсем все потерял в Лондоне, у меня нет там классов. Сейчас в Москве и Минске столько учителей, а там никого.

Настало время нового цикла. И я хочу дать пространство людям расти. Я вижу в этом смысл.
ШКОЛА
Ты создал школу, как систему, как структуру. В школе сегодня 35 преподавателей в разных городах. Как все устроено?
FreedomDANCE возникло как явление девять лет назад. Тогда это был только я. Как школа, которая включает больше одного человека, freedomDANCE появилась в 2015 году, когда выпустился наш первый курс. Тогда и встал вопрос - а как мы организуем все это, куда я зову людей?

Можно было пойти по пути, по которому идут многие школы - по пути франшизы. Продавать лицензии, выдавать сертификаты, следить за тем, чтобы был какой-то стандарт, собирать деньги. Меня это не устраивало.

Я сравниваю то, что мы делаем, примерно с тем, что делает университет. Мне сложно представить, чтобы в университете, предположим, умер ректор и этот высший академический пост, который он заслужил своими достижениями, авторитетом, вдруг отошел родственникам или акционерам, основываясь на больше на экономических и монетарных отношениях, нежели на понятиях авторитета, опыта, научного влияния.

В принципе, мы создаем рынок. Абсолютно точно, что на русскоязычном пространстве девять лет назад мы начали создавать то, чего не было. Потребность танцевать свободно есть у миллионов людей. У 99.99999% населения эта потребность, по-прежнему, в латентном состоянии - она не выражена, не осознана. Люди даже не подозревают, что есть такая возможность. Мы пока освоили 0.00001% потенциального рынка.
Почему?
Мы работаем в новой сфере. Так эта сфера она очень маленькая и молодая, она окружена неким ореолом таинственности. Людям кажется, что это что-то особенное, загадочное, мистическое.
На самом деле ничего в этом таинственного нет - мы просто танцуем вместе, разгоняясь и потом успокаиваясь, соблюдая какие-то базовые правила и получая при этом глубокий опыт.
Техника очень простая и абсолютно немистическая. Ничего не зависит от заклинаний, ритуалов, музыки - ни от чего не зависит, по большому счету. Если люди согласились, что они вместе потанцуют таким образом, то у них все получится.

И в тоже время наша сфера осознанного движения, медитации в танце только сейчас начинает профессионализироваться. Становление freedomDANCE, как школы, которая вышла за пределы меня, совпала по времени с тем, когда создавалась профессиональная независимая некоммерческая ассоциация ICMTA (International Conscious Movement Teachers Association - международная ассоциация преподавателей осознанного движения).

В эту ассоциацию объединились люди, кто сказал "Хватит уже говорить о любви друг к другу и о том, что мы возьмемся за руки и будем в блаженстве. Надо признать, что пора выходить за пределы круга, который держится за руки, в котором все друг друга знают и любят. Осознанный танец - это универсальная вещь, которая будет расти, которая может служить людям, и которую надо сделать доступной»

И для того, чтобы были учителя, которые бы делали это профессионально и соблюдали этические нормы, нужна профессиональная ассоциация. С созданием ICMTA мы профессионализировали этот новый род деятельности.
Мы создали фундамент того, что преподаватели медитации в танце становятся профессионалами, а не какими-то там фриками или выдающимися существами, которых пять человек на весь мир и которым должны все поклоняться.
Нет. Это профессия. В которой постепенно складываются и устаканиваются стандарты, которую можно освоить и использовать в своей жизни. Которая может служить другим людям.
"Если люди согласились, что они вместе потанцуют таким образом, то у них все получится"
Как это повлияло на школу?
К счастью, выпуск первых преподавателей freedomDANCE и создание ассоциации совпали по времени. Дебора Джей Льюин, одна из самых опытных преподавателей медитации в движении в Европе, подсказала ассоциации систему, с которой она была знакома по сообществу в Финдхорне, в Шотландии, где она живет. Это система динамического самоуправления, или социократии.

Эта система подходит для таких организаций, которые хотят работать профессионально, но в то же время ориентированы на ценности и хотят сделать так, чтобы голос каждого был услышан. Мы многое взяли напрямую из принципов динамического самоуправления. Мы их адаптируем.
СОЦИОКРАТИЯ
Как это работает?

Многие думают, что раз это динамическое самоуправление, то это значит, что каждое решение принимается голосованием - нет. Это иерархия. Структура каскадируется сверху вниз. Верхний уровень - Круг Стратегии. Потом Общий круг и под ним функциональные круги - поддержки, продвижения и фонд.

Круг Стратегии определяется механически по двум параметрам. В него входят те, кто проработал во freedomDANCE больше времени (стаж) и те, на занятия которых ходит больше всего участников (охват).

В Круге Стратегии всегда есть один человек снизу, который доносит голос тех, кто по по этим критериям не прошел. Этот Круг сверху назначает главу Общего Круга. Из своего состава или со стороны. И дальше пошло поехало.

Сейчас в верхнем круге находятся Юля Малик, Натали Цирлина, Я и Нина Авдеенко. Трое из нас попали в него по совокупности нашего стажа и охвата, Нину избрали снизу.
Структура управления школы freedomDANCE состоит из трех уровней.

1. Круг Стратегии - правление школы, разрабатывает правила, законы, долгосрочную стратегию школы.
2. Общий круг - занимается вопросами оперативного управления, назначает лидеров функциональных кругов
3. Функциональные круги:

- Круг Поддержки - занимается финансами, взносами, все что связано с членством в школе - тренинги, общие собрания, события.

- Круг Продвижения - занимается всем, что связано с проявленностью школы, соцсетями, рассылками, визитками и тд.

- ФОНД freedomDANCE - благотворительный фонд, организует поддержкой (финансовой и организационной) тех, кому нужна помощь, чтобы иметь доступ к практике
В чем ключевое отличие структуры динамического самоуправления от традиционной иерархии?
Всегда существует двойная связь. Канал коммуникации между кругами не один человек, как в традиционной иерархии, а два. Всегда присутствует представитель всех участников сообщества, что позволяет быть услышанном голосу каждого.
Как это все информационно поддерживается? Как хранится и обновляется информация?
Гугл-драйв, к которому мы все имеем доступ. В каждом кругу есть секретарь, чья задача собирать круг, определять повестку дня вместе с лидером круга, записывать решения в каталог решений, коммуницировать их всем остальным участникам школы.
С какой периодичностью собираются круги?
Это их решение. Как правило, раз в два месяца.
Это живые встречи?
Нет, это все дистанционно, к сожалению. Очень редко удается собраться живьем. Вокруг каких-то больших событий только. И в этом есть вызов. Дистанционно намного сложнее достичь ощущения даже близкого к той гармонии, которой мы достигаем выпусти нас на танцпол.
Конечно, было бы идеально, чтобы все решения мы принимали, потанцевав друг с другом.
В каждом круге есть фасилитатор. Мы всегда делимся, где мы находимся физически, эмоционально, чтобы принимать это во внимание. Потому что если просто соединиться дистанционно, есть тенденция уйти сильно в голову и не обращать внимания друг на друга, как на людей.

Мы стараемся использовать паузы, медитации, возвращаться к тому, как мы можем, соединиться как люди, прежде, чем двигаться дальше. Это наш вызов, потому что все в разных городах. Даже в Круге Стратегии - я в Лондоне, Натали в Москве, Юля в Петербурге, Нина в Киеве. Мы должны собраться до конца ноября и мы не можем найти времени, чтобы все четверо могли собраться, учитывая характер нашей работы с переездами и так далее. Это очень сложно.
Организация как система работает, на твой взгляд, эффективно?
В динамическом самоуправлении есть свои ограничения. А именно, громоздкость - возникает очень много людей в каких-то кругах. Либо надо что-то очень творчески придумывать. И, самое важное - сейчас это выглядит непропорционально нашему размеру. Я успокаиваю себя тем, что чем больше мы становимся, тем больше в этом смысла.

Люди вступают и они сразу видят - тут что-то делается, флаги производятся, флаеры печатаются, вебсайт развивается, в соцсетях кто-то что-то регулирует. Ясно, что за это кто-то отвечает.

В McKinsey проводили внутренние исследования "что держит людей в профессии?" А ведь преподаватель медитации в танце - это высококвалифицированная профессия - работать с людьми, держать групповую динамику и так далее. Когда это изучали консультанты McKinsey на самих себе, они пришли к выводу, что людей держит не зарплата в таких профессиях. Даже учитывая, что им хорошо платят в McKinsey, все равно они работают на износ. Важнейшим фактором является принадлежность к сообществу профессионалов, где тебя понимают и где можно обсудить то, что тебя волнует.

Вот сейчас, если любой наш преподаватель или стажер выйдет на улицу даже в таком городе как Москва, вряд ли ему встретится человек, с кем можно обсудить именно то, что его волнует, когда он готовится к занятию. Или что-то произошло на занятии. Нас очень мало, поэтому Круг Поддержки должен создавать условия - форумы, группы и обсуждения, профессиональную супервизию. Что-то, чтобы человек чувствовал, что он не один в этой профессии.
"Конечно, было бы идеально, чтобы все решения мы принимали, потанцевав друг с другом"
Зачем нужен благотворительный фонд?
Для меня это важно. Это даже не просто напоминание о важности служения, это зашито в структуру, чтобы вообще невозможно было забыть об этом. О том, зачем это. Если люди хотят танцевать, у них должна быть такая возможность. Мы сейчас можем это заявлять. Я бы очень хотел, чтобы мы и дальше могли такое говорить. Если кому-то не хватает вдруг денег, чтобы прийти и потанцевать, мы должны сделать так, чтобы они могли это сделать.

Или если кто-то в силу своих физических ограничений не может к нам попасть, мы должны сделать так, что, если кто-то из наших преподавателей захочет подарить свое время этому человеку, то мы во всем остальном должны поддержать такого преподавателя - транспортом, помещениями и так далее.

Мне кажется, что если о таких вещах просто говорить и не подкреплять организационно, то они могут никогда не осуществиться. Я видел примеры. Я сам отправлял деньги в некие фонды. И потом эти все деньги шли на какие-то рекламные ролики и мне не удалось найти хоть одного человека, который получил реальную помощь из тех денег.

У нас это зашито в нашу оргструктуру, накладные расходы фонда финансируются из наших взносов в общий бюджет. Фонд может только пропускать деньги через себя, у него нет необходимости что-то зарабатывать, он только собирает с тех, у кого лишнее, и раздает тем, кому это нужно. Все. У него уже есть инфраструктура и место на этой картинке, на это не нужно тратить деньги благотворителей.

Сейчас мы также думаем в сторону организационной легализации - регистрации НКО или еще как-то. Мы переросли тот уровень, когда это был междусобойчик и мы просто передавали деньги из коробочки тем, кому нужна помощь.
МИССИЯ ШКОЛЫ
Ты говоришь, что у каждого человека, который хочет танцевать, должна быть такая возможность. При этом осознали эту свою потребность только 0,00001% населения. Почему? Что мешает людям хотеть танцевать? Откуда ореол мистичности у свободного танца?
Потому что это новая вещь.
Как новая вещь? Люди веками танцевали.
Да. Я бы сказал, что с 19го века на Западе и с 20го века в нашей стране танец сместился в сферу профессионального занятия. Либо ты танцуешь на сцене, либо это вечеринки с алкоголем. Трезвый социальный и несхореографированный танец - это новая вещь. Общество давно это искоренило.

Это одна из книг, которую мне надо написать. У меня пока не хватает глубины знаний. Я думаю, что какие-то очаги этого танца, оставались где-то. Но я не знаю, когда произошло искоренение этого, как включающего все сообщество явления. Это очень интересно. Плюс, наверное, с развитием религии, танец стал привилегией класса духовных работников.
Когда это начало возрождаться?
Я считаю, что главная роль в том, чтобы сделать свободный танец доступным и популярным, безусловно, принадлежит Габриэлле Рот. Были и другие учителя - скажем, Анна Халприн, учительница Габриэллы Рот, которые делали что-то подобное. Но Габриэлла смогла поставить на поток, упаковать и сделать осознанный танец (во многом при помощи своего мужа Роберта) доступным и удобоваримым для среднестатистического городского жителя.

Она не завершила эту работу. Отчасти наша миссия сделать это еще более общедоступным, превратить это действительно в мейнстрим. Все-таки еще остается налет мистики, нужно как-будто бы во что-то верить. Мне кажется, что работа по демистификации не завершена.

Свободный танец -- это не про мистику или веру, мы говорим на понятном языке -- партнеры, тело, пространство. Это и есть наша работа -- демистификация свободного танца.
Как ты считаешь, что нужно сделать, чтобы превратить свободный танец в мейнстрим?
Я считаю, что в Москве, где 20 человек может преподавать, мы должны пойти в фитнес-клубы. Также как пошла в фитнес-клубы в середине девяностых одна из самых серьезных школ йоги - школа Аенгара, где подготовка преподавателя занимает два года ежедневной практики и кучу модулей. Сейчас, спроси любого - все знают, что такое йога.

Еще мы должны пойти к людям, которые работают с телом - массажисты, костоправы, и душой - психологи и коучи. Мы не сможем соревноваться с Кока-Колой и крутить рекламу по Первому каналу за большие миллиарды, но мы можем точечно пойти в те места, где мы можем вызвать цепную реакцию. Те из них, кто поймет, зачем это нужно, посоветует своим клиентам. Люди не могут сидеть на знании такого ресурса и не делиться им.
Чем в части пользы для здоровья спонтанный танец отличается от той же йоги или бега?
Проблема людей не в том, что они не знают, что им делать, а в том, что они не могут продолжать этим заниматься регулярно. Доказано исследованиями, что танцами заниматься легче, чем крутить педали на тренажере. Есть у меня ссылки. Я видео записывал по этому поводу. Это известный факт. Танцевать легче, чем заниматься другим фитнесом. Оставаться в этом. А это самая главная проблема.

Вторая вещь менее на поверхности, но постепенно, если человек попробует, то он оценит и этот уровень. В свободном танце человек получает холистический опыт. Понятно, что даже если мы спортом занимаемся, то в нем есть и физическая нагрузка и есть эмоциональный выплеск - можно злиться, бить грушу, рваться куда-то, кричать. Но вдобавок к этому физическому и эмоциональному, есть еще социальная составляющая. Это восстановление связи и контакта с другими людьми.И уникальность свободного танца заключается в том, что и физическая и эмоциональная и социальная составляющая идут как бы одним пакетом, без усилий.

В этом прелесть. Ничего делать не нужно, получаешь и физическое, и эмоциональное и социальное удовлетворение. И в этом же наша сложность, потому что это настолько легко и неочевидно, что само собой происходит и остается не названном или неосознанным. Даже физическая нагрузка остается неосознанной. Это очень частый комментарий "неужели два часа прошло?" А если бы этого же человека два часа по парку заставить бегать, он бы точно запомнил, что он два часа бегал и мучился. То же самое с эмоциями и с социальной связью, глубоким контактом с другим - оно как бы произошло, но не потребовалось для этого труда. И мы это обесцениваем - раз возникло без труда, значит это не может быть чем-то стоящим.

Наверное, придется обратиться к специалистам, чтобы так это сформулировать, чтобы это было оценено и признано. Нежели просто так - у кого-то случилось, у кого-то нет. Это пакет. Мы через эту практику находим короткий путь. К физическому благосостоянию, к эмоциональной экспрессии и к установлению очень глубокого контакта с отдельным человеком и с сообществом. Без усилий.















Photo by: Irina Krivoshekova
Понравился материал - поделитесь в соцсетях.